ПЕРЕВОД ДЕНЕГ: В КИТАЙ ИЗ РОССИИ +7 964 857 75 87 | ИЗ УКРАИНЫ В КИТАЙ +380956400312 (Viber, WhatsApp, Telegram)

История кино Гонконга

К концу 1960-х годов индустрия кино Гонконга процветала. Фильмы маленького островка прославились изобилием боевых сцен, к производству которых подошли с высоким профессионализмом и точностью. Трюки в этих фильмах стали легендарными. Но помимо перестрелок и драк снимались и комедии, и драмы.

Начиная с 1980-х годов, гонконгское кино помогло восстановить многие жанры: гангстерские фильмы, криминальные драмы и комедии кунг-фу, которые оказали влияние на весь мир. Однако свобода, которой пользовалось кино Гонконга, была ограничена, или так казалось?

Летом 1997 года суверенитет Гонконга претерпел изменения, он вернулся в состав Китая.

Последствия перехода в то время были неисчислимыми, было неизвестно, какое влияние на экономическую, политическую и социальную жизнь Гонконга будет иметь изменение правительства, поскольку переход, казалось, представляет собой полный разрыв с традициями, которые насаживались на остров более века.

В тот период, в воздухе витало чувство паники, так как многие жители Гонконга пытались найти место для переезда в пределах Британского Содружества. Были установлены квоты, поскольку многие страны Содружества опасались массового исхода на свои земли; в частности, Австралия и Канада были странами, которые больше остальных опасались предполагаемого притока жителей Гонконга. Эта политическая паника выявила множество предрассудков Британского Содружества, которые продолжают влиять на политику Великобритании по сей день.

Индустрия кино в Гонконге находилась в режиме ожидания. Многие таланты отправились в Голливуд в поисках больших возможностей, начало этому положил Джон Ву, переехавший в США в 1986 году. Чоу Юньфат, одна из самых больших звезд в Гонконге, вел переговоры об участии в создании фильмов в США, Peace Hotel в 1995 году будет его последней гонконгским продуктом в течение последующих нескольких лет. Однако никто не знал, какие изменения произойдут, и эта тревога вызывала много беспокойства.

Продюсер и режиссер Джонни То, проницательный аналитик киноиндустрии Гонконга, отметил, что сам Гонконг никогда не представлял собой демократию. Это была колония, и правительство контролировалось людьми, которые были назначены Великобританией.

По причине отсутствия прямого контакта этот правительственный контроль никогда не был слишком жестким, иллюзия великой свободы была скорее результатом доброжелательного безразличия, чем политического намерения. Но приведет ли китайское правительство к коренным изменениям в Гонконге? Китайское правительство было известно своим самодержавным контролем над всеми аспектами китайской культуры, и страх заключался в том, что этот контроль уменьшит творческие импульсы киноиндустрии. Это оказалось не так.

Во-первых, Китайская Народная Республика претерпевала собственные изменения, поскольку стремительная индустриализация вызвала общественные потрясения. Желание правительства Китая стимулировать экономический рост означало, что коммерческий успех киноиндустрии Гонконга был скорее примером для подражания, нежели грушей для битья.

При всем том, довольно сложно пытаться экстраполировать политические смыслы в большей части гонконгского кино после 1997 года, потому что до этого года смыслы и значения в кино Гонконга никогда не были явно политическими.

В качестве примера можно привести Infernal Affairs (2002), безусловно, один из самых известных гонконгских триллеров, режиссер Эндрю Лау и Алана Мака.

Известность Infernal Affairs подогрел Мартин Скорсезе, решивший снять американский римейк The Departed (2006), который станет одним из его самых знаменитых фильмов.
Но различия между этими двумя фильмами поучительны. Версия Скорсезе пытается обосновать сюжет в тщательно построенной социальной обстановке, стараясь выработать реалистичную картину этнических анклавов Бостона. Infernal Affairs, кажется, происходит в фантастическом городе блестящих поверхностей, сходство операций преступной группы и полиции становится очевидным, и подчеркивается вопрос о моральной эквивалентности.

Какие выводы это дает о политической позиции общества Гонконга? На самом базовом уровне — все политические системы одинаково прогнившие, открыты для коррупции и заговора.

Made In Hong Kong (1997) — фильм, сделанный во время смены власти в Гонконге, изображение мелких триад, пытающихся осуществить различные мелкомасштабные мероприятия, можно рассматривать как описание того, как многие бизнес-предприятия пытались продолжить работу, избегая правительственного надзора, который, как ожидалось, настигнет Гонконг. Тем не менее, эскалация взрывов насилия создает висцеральное возбуждение, которое было отличительной чертой кино Гонконга. Должны ли мы увидеть символическую связь с подавленными эмоциями, которые вот-вот взорвутся?

Попытка распознать символические значения за коммерческими развлечениями, вот в чем проблема. Фильм Ordinary Heroes Энн Хуэй (1999) пытается дать панорамный взгляд на политические протесты в Гонконге, начиная с 1970-х годов. Эта страстная сборка представляет собой эклектичную смесь дико разрозненных сегментов, так что нет никакого ощущения равномерного потока, но есть острые моменты резкого понимания.

Энн Хуэй, конечно же, была замечена своим откровенным стилем, который был особенно ярок в ее ранних фильмах, таких как God of Killers (1981) и Love in the Fallen City (1984); пожалуй, самый известный пример ее политического стиля можно обнаружить в Boat People (1982), который в то время казался почти истеричной каталогизацией несправедливостей во Вьетнаме в конце войны с Америкой.

Энн Хуэй продолжает работать с политическим содержанием, недавний фильм A Simple Life (2011) — трогательная комедийная драма, посвященная проблемам старения и классового разграничения в Гонконге.