ПЕРЕВОД ДЕНЕГ: В КИТАЙ ИЗ РОССИИ +7 964 857 75 87 | ИЗ УКРАИНЫ В КИТАЙ +380956400312 (Viber, WhatsApp, Telegram)

Пластические операции в Китае

В поисках красоты под скальпелем          

Наслаждаясь финансовой свободой и находясь под влиянием южнокорейской поп-культуры, а также онлайнового и оффлайнового давления со стороны сверстников, все больше и больше китайцев идут под нож во имя красоты.

И они этого не стесняются. Многие из них открыты для обмена информацией об их хирургических преобразованиях с семьей, друзьями и в социальных сетях.

Косметическая хирургия становится крупным бизнесом в Китае. В 2014 году было проведено более семи миллионов операций. Согласно данным China Association of Plastics and Aesthetics в том же году цветущая индустрия оценивалась в 400 млрд. юаней (62 млрд. долларов США), и ожидается, что к 2019 году эта цифра удвоится, что сделает Китай третьей по величине страной в мире по пластическим операциям после США и Бразилии.

Один глаз 26-летней Ижан все еще не отошел от операции и красный от лопнувших капилляров, но по словам ветерана пластической хирургии, она быстро восстанавливается после операции, и уже не чувствует боли.

Ижан пытается вспомнить, сколько операций она перенесла за 10 лет, но уже не может сосчитать.

«Мои одноклассники всегда называли меня Bing Bing (китайский блинчик) и указывали на мое большое лицо, и как я это только выносила!» — восклицает Ижан.

       

           

          

Совсем еще ребенок, Ижан пробовала диету за диетой в надежде, что ее лицо сожмется в размерах, но тщетно. Ее тело худело, но лицо оставалось неизменным. В конце концов, она обратилась к косметической хирургии, в надежде, что это поможет круто поменять ее жизнь.

После того, как она легла под скальпель, чтобы обрисовать контур лица и изменить нос, Ижан была настолько потрясена результатами, что она возвращалась в клиники снова и снова. На сегодняшний день Ижан перенесла десятки операций, больших и малых, изменивших почти каждую часть ее тела.

«Я не думаю, что у меня сформировалась зависимость от косметической хирургии, хотя многие люди описывают ее как наркотик», — говорит Ижан. Она пояснила, что повторные операции не всегда были простыми попытками улучшить то, что было дано природой, многие были вынужденными, чтобы убрать дефекты, оставленных предыдущими операциями, какие-то должны были сделать черты лица симметричными после других операций.

26-летнюю девушку не узнать по фотографиям из прошлого. Она счастлива? Ижан настаивает, что сейчас ее отражение в зеркале заставляет ее улыбаться, она действует как неофициальный посол в индустрии онлайн.

Хан Мэймэй может быть старше Ижан, ей 28 лет, но она новичок в косметической хирургии. Бренд-менеджер в рекламной компании в Пекине недавно перенесла свою первую операцию.

«Нельзя отрицать, что мир всегда щедрее к красивым людям и суровее — к уродливым», — размышляет Мэймэй о болезненном расставании с бывшим парнем, который напрямую критиковал ее внешность.

Она утверждает, что те, у кого хорошая внешность, выделяются среди давления со стороны сверстников и процветают на все более конкурентном рынке труда.

28-летняя девушка стремится быть более привлекательной, но остается непоколебимой в сохранении некоторых из ее отличительных, природных особенностей, включая одиночное веко. Она настаивает, что она не заинтересована в том, чтобы выглядеть как одна из многих знаменитостей интернета, известных своим стереотипным высоким арочным носом, большими глазами, узкой и даже островатой челюстью.

Когда Мэймэй спросили о рисках заражения или дефекта от имплантатов, которые она поставила себе в челюсти, она ответила: «Я предпочту хирургический риск, чем свою некрасивость».

Внутренняя красота

    

Ижан

        Мэймэй 

У Ижан и Мэймэй разные опыты в погоне за физическим совершенством, но обе они соглашаются, что привлекательная внешность имеет смысл только в том случае, если она сопровождается внутренней красотой.

«Мы никогда не сможем изменить нашу судьбу поверхностным улучшением внешнего вида, но с пустыми мозгами», — говорит Ижан, которая в свободное время занимается итальянским языком и намерена уехать за границу для дальнейшего изучения. «Я надеюсь, что красивое лицо плюс интеллект помогут мне достичь большего», — добавила Мэймэй.

Ижан и Мэймэй — всего лишь две из миллионов китайских женщин, которые ищут красоту на лезвии скальпеля, несмотря на потенциальные хирургические ловушки и неудачи, которые вызывают частые всплески бурных обсуждений в китайских социальных сетях.

«Пластические операции — это то же самое когда мы подростками крали мамины туфли на высоких каблуках, по достижении определенного возраста мы рассматриваем косметическую операцию как один из самых эффективных способов повысить привлекательность», сказала Мэймэй в знак одобрения популярности искусственной красоты.

Мэймэй не была одна в этом кажущемся довольно страшном путешествии в мир хирургических вмешательств, все три девочки, с которыми она делит жилплощадь, также имели ту или иную форму хирургического макияжа.

Нормальная практика?

Исследование HSBC показывает, что социальные медиа являются основным фактором «нормализации» косметической хирургии в Китае. Приложения для смартфонов, предлагающие «виртуальную пластическую операцию» путем улучшения фотографий, открыли двери для платформ, которые подбирают потенциальным пациентам соответствующие клиники.

Чэнь Сяо, главный операционный директор одной из таких платформ, говорит, что косметическая хирургия становится обычной практикой в Китае, число активных пользователей на платформе превысило 10 миллионов в 2016 году, что примечательно, многие пользователи из молодого поколения 90-ников, как минимум, думают о пластической хирургии.

Особенно популярны так называемые «микро» операции, такие как инъекции ботокса и лицевые наполнители, которые сейчас многие считают регулярными процедурами по уходу за телом. Широко используется наполнитель гиалуроновой кислоты, который улучшает контуры лица, уменьшает морщины и укрепляет кожу.

«Популярность индустрии также можно наблюдать из-за того, что все больше и больше клиентов открыто делиться своим опытом косметической хирургии в интернете», — добавила Чэнь.

Ижан уже стала интернет-знаменитостью как откровенный сторонник косметической хирургии,  Мэймэй также легко выкладывала свои фото в социальные сети в период восстановления.

Чэнь добавила, что большинство сотрудников платформы прошли десятки косметических операций, и некоторые из нынешних работников являются прежними клиентами. «В моем мире я еще не видела девушку, которая не перенесла бы ни одной пластической операции, — заявила она.

Опасный бизнес?

Позитивно оценивая перспективы отрасли, Сюэ Чжицян, старший косметический хирург China-Japan Friendship Hospital в Пекине, предупреждает, что те, кто ищет красоту в хирургии, должны тщательно взвесить риски и побочные эффекты.

Он подчеркнул, что нелицензированные учреждения не должны даже рассматриваться. Те, кто хочет изменить свою внешность с помощью хирургии, должны проходить процедуры, проводимые профессионалами в больницах или клиниках, имеющих право на лечение.

Сюэ добавил, что «косметические пациенты должны принять правильную самооценку, а также соответствующие ожидания, чтобы увидеть удовлетворительный хирургический результат». Неутешительные результаты хирургического лечения часто возникают из-за несоответствия ожиданий пациента практическим возможностям хирурга.

Индустрия косметической хирургии в Китае все еще находится в зачаточном состоянии, но технологический прогресс и большая доступность способствуют быстрому росту среди поколения selfie и за его пределами.

Как показывают истории Ижан и Мэймэй, в Китае все больше принимается и даже поддерживается решение в пользу пластических операций в погоне за красотой.