ПЕРЕВОД ДЕНЕГ: В КИТАЙ ИЗ РОССИИ +7 964 857 75 87 | ИЗ УКРАИНЫ В КИТАЙ +380956400312 (Viber, WhatsApp, Telegram)

Современные китайские писатели

Го Сяолу так же откровенна и открыта, как и всегда. Новая книга современного китайского автора и режиссера называется Once Upon a Time in the East, это страстное исследование ее ранней жизни, Го не нравится термин «мемуар», потому что он подразумевает «либо вы умираете, либо делаете что-то удивительно героическое». Поклонники Го откроют для себя много нового, в основном историю о жестком выживании. Когда крестьянская пара, которой ее отдали на воспитание, понимают, что не смогут ее прокормить, они возвращают ее обратно, девочку берут бабушка и дедушка, сами проживающие в бедном рыбацком поселке, где ее неграмотная бабушка страдает от жестокости со стороны своего мужа.

Современный китайский автор не замалчивает и не уклоняется от рассказа о своих невыразимо сложных отношениях с матерью, о сексуальном насилии, которому она подверглась будучи подростком, ее горечи при вхождении в общество, где главную роль везде и всегда играет мужчина. В 1993 году она начинает новую главу в престижной Пекинской киноакадемии, бок о бок с великим Цзя Чжанкэ, ее захватывает арт-сцена 1990-х, другое видение мира, обнаженные шоу на Великой китайской стене, а потом и получения стипендии в Великобритании.

Это произведение не только личное размышление, но и призыв к правам женщин и более широким творческим свободам в художественном сообществе, которое выходит за национальные границы.

Почему вы решили написать свою собственную историю?

Я публиковала несколько материалов о моей истории в разных газетах, и друзья признались как сильно им понравились эти фрагменты моего детства, что они были потрясающими, и предложили написать книгу. На самом деле, много лет назад я написала основанный на моем собственном опыте роман под названием Village of Stone, но все же это была выдумка. Поэтому я решила, что пришло время это пересмотреть, мне исполнилось 40 лет и настало время для этой книги, которую я считаю отражением детства.

На китайском языке мы называем эти маленькие фрагменты sanwen, прозаические очерки или небольшие фрагменты прозы, и для меня это очень естественная форма для написания, особенно для этой истории, основанной на личном опыте. Мои любимые авторы 1920-х и 30-х годов, такие как Лу Синь, Чжоу Цзуожень, Юй Дафу, все писали sanwen, и мне это нравилось.

Насколько тяжело было писать Once Upon A Time In The East?

Книга действительно невероятно личная. Я думала, что писать будет очень сложно, но на самом деле это была самая быстрая книга, которую я написала. Самыми трудными частями, конечно же, были первые сексуальные переживания в подростковом возрасте. Но когда я писала, я думала, что, хотя это личное, это также коллективный опыт женщин из третьего мира.

Эмоционально было труднее справляться с ранними годами. У меня было так много любви и печали в отношении тех людей, с которыми я жила в деревне Шитан. Мне было очень жаль бабушку, и после того, как она скончалась, я подумала о том, насколько глубоко традиционное конфуцианское притеснение отрицательно относится к женщине. Это передавалось из поколение в поколение.

Повлиял ли переход на английский язык на ваше чувство идентичности?

Для меня существует много уровней идентичности. Когда я приехала в Великобританию, я впервые признала эту идею национальной идентичности. В старомодном представлении, как писатель, вы привязаны к своей лингвистической идентичности, но я родилась в Китае, а пишу по-английски. Вопрос о моей лингвистической идентичности беспокоил меня, но потом когда я пожила в Париже и Берлине, идентичность уже перестала быть такой важной.

Но это касается стиля, как языка. На Западе роман является основной формой, и я часто чувствовала себя немного тонущей в этой форме письма. Последние шесть книг, которые я написала на английском языке, были романами, и я скучала по этому тип простой, реальной жизни, которая не должна иметь непрерывности, это просто фрагменты, очерки. Было очень естественно вернуться к этой форме.

Как вы воспринимаете себя сейчас — китайцем или британцем?

Произведенные в Великобритании фильмы и романы заставили меня стать космополитичным человеком. Я та, кто я есть; я китаянка по рождению, европейка по духу, и британка по гражданству. Я думаю, что это просто технические определения. Моя история — очень коллективная, универсальная — молодая женщина, пытается устроиться на чужбине и сделать так, чтобы ее услышали.

Приятного вам чтения нового романа современного китайского писателя!